Российское общество Вудхауза
English English | Новости сайта | Конкурс переводов | Форум | О сайте | Контакты
Поиск:    
Конкурс переводов - Тур 26 (сентябрь 2003 г.)
Главная / Конкурс переводов / Архив конкурса переводов / Конкурс переводов - Тур 26 (сентябрь 2003 г.)

Отрывок

Mr. Schnellenhamer was on the deck when I reached the yacht, concluding a conversation with a young man whom I presumed to be a reporter, come to interview him. The young man left, and Mr. Schnellenhamer jerked a thumb at his retreating back.

"Listen," he said. "Do you know what that fellow's been telling me? You remember I was coming here to meet Sam Glutz? Well, it seems that somebody mugged Sam last night."

"You don't say!"

"Yessir, laid him out cold. Are those the papers you've got there? Lemme look. It's probably on the front page."

He was perfectly correct. Even George would have had to say "Yes, Mr. Schnellenhamer." The story was there under big headlines. On the previous night, it appeared, Mr. Glutz had been returning from the Casino to his hotel, when some person unknown had waylaid him and left him lying in the street in a considerably battered condition. He had been found by a passer-by and taken to the hospital to be stitched together.

"And not a hope of catching the fellow," said Mr. Schnellenhamer.

I pointed out that the paper said that the police had a clue, and he snorted contemptuously.

"Police!"

"At your service," said a voice, and turning I saw what I thought for a moment was General De Gaulle. Then I realized that he was some inches shorter than the General and had a yard or so less nose. But not even General De Gaulle could have looked sterner and more intimidating. "Sergeant Brichoux of the Monaco police force," he said. "I have come to see a Mr. Mulliner, who I understand is a member of your entourage."

This surprised me. I was also surprised that he should be speaking English so fluently, but the explanation soon occurred to me. A sergeant of police in a place like Monte Carlo, constantly having to question international spies, heavily veiled adventuresses and the like, would soon pick it up.

"I am Mr. Mulliner," I said.

"Mr. George Mulliner?"

"Oh, George? No, he is my nephew. You want to see him?"

"I do."

"Why?" asked Mr. Schnellenhamer.

"In connection with last night's assault on Mr. Glutz. The police have reason to believe that he can assist them in. their inquiries."

"How?"

"They would like him to explain how his wallet came to be lying on the spot where Mr. Glutz was attacked. One feels, does one not, that the fact is significant. Can I see him, if you please," said Sergeant Brichoux, and a sailor was despatched to find George. He returned with the information that he did not appear to be on board.

"Probably gone for a stroll ashore," said Mr. Schnellenhamer.

"Then with your permission," said the sergeant, looking more sinister than ever, "I will await his return."

"And I'll go and look for him," I said.

It was imperative, I felt, that George be intercepted and warned of what was waiting for him on the yacht. It was, of course, absurd to suppose that he had been associated in any way with last night's outrage, but if his wallet had been discovered on the scene of the crime, it was obvious that he would have a good deal of explaining to do. As I saw it, he was in the position the hero is always getting into in novels of suspense—forced by circumstances, though innocent, into the role of Suspect Number One and having a thoroughly sticky time till everything comes right in the last chapter.

It was on a bench near the harbor that I found him. He was sitting with his head between his hands, probably feeling that if he let go of it it would come in half, for when I spoke his name and he looked up, it was plain to see that he was in the grip of a severe hangover. I am told by those who know that there are six varieties of hangover—the Broken Compass, the Sewing Machine, the Comet, the Atomic, the Cement Mixer and the Gremlin Boogie, and his aspect suggested that he had got them all.

I was not really surprised. He had told me after dinner on the previous night that he was just off to call on his trustee and collect his inheritance, and it was natural to suppose that after doing so he would celebrate. But when I asked him if this was so, he uttered one of those hollow, rasping laughs that are so unpleasant.

"Celebrate!" he said. "No, I wasn't celebrating. Shall I tell you what happened last night? I went to Bassinger's hotel and gave my name and asked if he was in, and they told me he had checked out a week or two ago and had left a letter for me. I took the letter. I opened it. I read it. And having read it ... Have you ever been slapped in the eye with a wet fish?"

"Oddly enough, no."

"I was once when I got into an argument with an angler, down at Santa Monica, and the sensation now was very similar. For this letter, this billet doux from that offspring of unmarried parents P. P. Bassinger, informed me that he had been gambling for years with the trust money and was deeply sorry to say that there was no trust. It had gone. So, he added, had he. By the time I read this, he said, he would be in one of those broad-minded South American countries where they don't believe in extradition. He apologized profusely, but placed the blame on some man he had met in a bar who had given him an infallible system for winning at the tables. And why my godmother gave the trusteeship to someone living in Monte Carlo within easy walking distance of the Casino we shall never know. Just asking for it is the way it looks to me."

My heart bled for him. By no stretch of optimism could I regard this as his lucky day. All this and Sergeant Brichoux, too. There was a quaver in my voice as I spoke.

"My poor boy!"

"Poor is right."

"It must have been a terrible shock."

"It was."

"What did you do?"

"What would you have done? I went out and got pie-eyed. And here's a funny thing. I had the most extraordinary nightmare. Do you ever have nightmares?"

"Sometimes."

"Bad ones?"

"Occasionally."

"I'll bet they aren't as bad as the one I had. I dreamed that I had done a murder. And that dream is still lingering with me. I keep seeing myself engaged in a terrific brawl with someone and laying him out. It's a most unpleasant sensation. Why are you looking at me like a sheep with something on its mind?"

I had to tell him.

"It wasn't a nightmare, George."

He seemed annoyed.

"Don't be an ass. Do you think I don't know a nightmare when I see one?"

"I repeat, it was no nightmare."

He looked at me incredulously, his jaw beginning to droop like a badly set souffle.

"You don't mean it actually happened?"

"I fear so. The papers have featured it."

"I really slugged somebody?"

"Not just somebody. The president of a motion-picture corporation, which makes your offense virtually lese majeste."

"Then how very fortunate," said George, looking on the bright side after a moment of intense thought, "that nobody can possibly know it was me. That certainly takes a weight off my mind. You're still goggling at me like a careworn sheep. Why is that?"

"I was thinking what a pity it was that you should have dropped your wallet—containing your name and address— on the spot of the crime."

"Did I do that?"

"You did."

"Hell's bells!"

"Hell's bells is correct. There's a sergeant of police on board the yacht now, waiting for your return. He has reason to believe that you can assist him in his inquiries."

"Death and despair!"

"You may well say so. There is only one thing to be done. You must escape while there is yet time. Get over the frontier into Italy."

"But my passport's on the yacht."

"I could bring it to you."

"You'd never find it."

"Then I don't know what to suggest. Of course, you might—"

"That's no good."

"Or you could—"

"That's no good, either. No," said George, "this is the end. I'm a rat in a trap. I'm for it. Well meaning, not to be blamed, the victim of the sort of accident that might have happened to anyone when lit up as I was lit, but nevertheless for it. That's life. You come to Monte Carlo to collect a large fortune, all pepped up with the thought that at last you're going to be able to say no to old Schnellenhamer, and what do you get? No fortune, a headache, and, to top it all off, the guillotine or whatever they have in these parts. That's life, I repeat. Just a bowl of cherries. You can't win."

Twin! I uttered a cry, electrified.

"I have it, George!"

"Well?"

"You want to get on the yacht."

"Well?"

"To secure your passport."

"Well?"

"Then go there."

He gave me a reproachful look.

"If," he said, "you think this is the sort of stuff to spring on a man with a morning head who is extremely worried because the bloodhounds of the law are sniffing on his trail and he's liable to be guillotined at any moment, I am afraid I cannot agree with you. On your own showing that yacht is congested with sergeants of police, polishing the handcuffs and waiting eagerly for my return. I'd look pretty silly sauntering in and saying 'Well, boys, here I am.' Or don't you think so?"

"I omitted to mention that you would say you were Alfred."

He blinked.

"Alfred?"

"Yes."

"My brother Alfred?"

"Your twin brother Alfred," I said, emphasizing the second word in the sentence, and I saw the light of intelligence creep slowly into his haggard face. "I will go there ahead of you and sow the good seed by telling them that you have a twin brother who is your exact double. Then you make your appearance. Have no fear that your story will not be believed. Alfred is at this moment in Monte Carlo, performing nightly in the revue at the Casino and is, I imagine, a familiar figure in local circles. He is probably known to the police—not, I need scarcely say, in any derogatory sense, but because they have caught his act and may even have been asked by him to take a card—any card—and memorize it before returning it to the pack, his aim being to produce it later from the inside of a lemon. There will be no question of the innocent deception failing to succeed. Once on board it will be a simple matter to make some excuse to go below. An urgent need for bicarbonate of soda suggests itself. And once below you can find your passport, say a few graceful words of farewell and leave."

"But suppose Schnellenhamer asks me to do conjuring tricks?"

"Most unlikely. He is not one of those men who are avid for entertainment. It is his aim in life to avoid it. He has told me that it is the motion-picture magnate's cross that everybody he meets starts acting at him in the hope of getting on the payroll. He says that on a good morning in Hollywood he has sometimes been acted at by a secretary, two book agents, a life insurance man, a masseur, the man with the benzedrine, the studio watchman, a shoe-shine boy and a barber, all before lunch. No need to worry about him wanting you to entertain him."

"But what would be Alfred's reason for coming aboard?"

"Simple. He has heard that Mr. Schnellenhamer has arrived. It would be in the Society Jottings column. He knows that I am with Mr. Schnellenhamer—"

"How?"

"I told him so when I met him yesterday. So he has come to see me."

The light of intelligence had now spread over George's face from ear to ear. He chuckled hoarsely.

"Do you know, I really believe it would work."

"Of course it will work. It can't fail. I'll go now and start paving the way. And as your raiment is somewhat disordered, you had better get a change of clothes, and a shave and a wash and brush-up would not hurt. Here is some money," I said, and with an encouraging pat on the back I left him.

Участники

  • Наталья Бусоргина
  • Людмила Алексеева
  • Елена Сторк
  • Maureen
  • Sol
  • Андрей Боброff
  • Александра Чернышова
  • Helen
  • Наталья Тарасова
  • Марина Жантуева
  • Аллан Левитов
  • Мария Бухонина
  • grim ripper
  • Андрей Никифоров
  • Мария
  • Elena A
  • Ирина Кудина
  • Катя Николас
  • Orange
  • Сергей Рипинский

Переводы

Победитель

Maureen

Рецензия

Первое место: Морин, Второе: Людмила Алексеева, Сол, Андрей Никифоров.

Приятно сознавать, что в конкурсе столько преданных участников, осиливших
такой огромный текст. Более того, все, в общем, справились, смысловых ошибок
почти нет, грубых погрешностей против русского языка - тоже. Одна беда:
вникнуть в такой объем текста если и в человеческих силах, то, во всяком
случае, не в моих. Заранее прошу простить, что не разбираю каждый кусок
подробно, особенно ближе к концу. Все претензии - к тем, кто дал такого
размера отрывок:) Поскольку в отрывке была игра слов, я отдала первое место
переводу, в котором эта игра, на мой взгляд, сделана лучше всего (хотя на
самом деле способность переводить игру слов - не главный критерий хорошего
переводчика; иногда важнее способность от нее отказаться ради текста в
целом). Впрочем, в тексте Морин игра слов - не единственная удача.

Наталья Бусоргина

мистер и генерал - с маленькой буквы, вы, если это не обращение в письме,
тоже. Простите, что пишу об этом каждый раз, но правда здорово раздражает
(особенно в изданных книжках).

сказал он, кивая в сторону его удаляющейся спины - кто? чьей спины?

Мистер Глуц возвращался из казино в отель, в то время как некто поджидал его
в засаде и после оставил валяться на улице в ужасном состоянии. - "после" не
спасает: что-то с последовательностью действий ужасно не так. В таких
случаях лучше всего просто объяснить себе, что происходило: кто-то подстерег
мистера Глуца по пути из казино в отель, избил и оставил: и т.д., а потом
уже из этого строить фразу.

презрительно фыркнул: "Ох уж эта полиция!"  - "Ох уж эта" - совершенно
лишнее. Так уже не воспринимается как возглас: "Полиция!", и непонятно,
почему ответ "К вашим услугам"

авантюристок, выдающих себя за принцесс инкогнито - неплохо.

1. Через секунду я понял, что этот человек БЫЛ на несколько дюймов пониже,
чем господин Генерал, а нос у него на метр-другой короче.
2. Меня также удивило то, что он так хорошо ГОВОРИЛ по-английски, но вскоре
я догадался почему.
3. Я чувствовал, что должен перехватить Джорджа и предупредить его о том,
что ЖДАЛО его на яхте.
Во всех трех случаях одна и та же ошибка, которая встречается примерно у
двух участников из трех. Правила согласования времен в русском языке,
требуют, чтобы выделенные слова стояли в настоящем времени.

в книгах про убийства - в детективах

существует шесть видов похмелья - Шалтай-Болтай, Отбойный Молоток, Метеор,
Атомный Взрыв, Бетономешалка и Пляска Скелетов. - замечательно! по-моему,
лучше всех.

Этот бастард - не смешно

сообщал, что наследства больше не было - опять та же ошибка.

правительство обладает достаточной широтой взглядов и не практикует выдачу
преступников властям. а чем плохо слово экстрадиция? а то "властям"
непонятно, тогда уже "властям других стран".

"- Бедный мой, несчастный.
- Несчастный это точно. " - тут скорее точно, что бедный.

Я разорен, голова раскалывается от боли, и вдобавок мне светит гильотина,
или что тут у них. - очень хорошо!

Близок мой конец. - Близнец! - несколько натужно.


Людмила Алексеева

Этот текст очень понравился мне своей живостью. Не могу объяснить, почему:
"- Да ну!
- Точно! Избили до потери сознания. Ты, часом, не газеты принес? Дай-ка
глянуть. Это должно быть на первой странице. " - больше похоже на диалог,
чем многие другие похожие фразы, но, по крайней мере, мне так кажется.

и, обернувшись, я увидел перед собой генерала де Голля. - в общем-то, вполне
законный прием написать увидел де Голля вместо: в первый миг мне показалось,
что передо мной: и т.д.

иностранных шпионов, таинственных дам под вуалью, и прочих персон - слово
персоны тут смотрится как-то по-дурацки.

Конечно, было бы полной ерундой предположить - не уверена, что там так можно
говорить.

Он сидел и сжимал голову руками, по всей видимости считая, что она
расколется пополам, едва он ее отпустит. - куда-то надо было деть все эти
он-она-ее, что-нибудь вроде "если отпустить, она расколется пополам".

амурном послании - хорошо
незаконнорожденного ублюдка - не так, как это сделано в оригинале, но юмор,
по крайней мере, присутствует.
пока не иссякло доверие - деньги, наверное, иссякли, или капитал, а не
доверие.

"твой ни к: Двойник!" Nice try!  Но здорово притянуто за уши. При всем
желании невозможно услышать одно вместо другого.

Ты тут нарисовал впечатляюЩую картину, как на яхте киШмя киШат сержанты
полиции, сдуваюЩие последние пылинки с кандалов и пылко ожидаюЩие моего
возвраЩения - всем бы хороша была фраза, кабы не портили ее уродливые Ш и Щ
. А ведь так легко написать "сдувают" и "ожидают".

Елена Сторк

кто-то внезапно напал на него, ОСТАВИВ лежать на улице в довольно плачевном
состоянии. - тут полностью перевернулась последовательность действий, т.е.
сначала оставил, потом напал.

"на поиски Джорджа тотчас отправили какого-то моряка" - далеко не всегда
неопределенный артикль надо переводить словом какой-то. Матроса, надо
думать, отправили, дело же происходит на яхте.

Я нутром чувствовал, ЧТО нужно было во ЧТО бы то не стало опередить полицию
и предупредить Джорджа о том, ЧТО его ждало на яхте.

в роли героя психологического (?) романа.

этого выродка без роду и племени - а вот тут на месте фирменной
вудхаузовской шуточки (кто-нибудь считал, сколько раз он ее употребил? в
конкурсе она, во всяком случае, уже во второй раз) - просто неправдоподобная
ругань.

"- Черт бы ее побрал.
- Есть! - воскликнул я в порыве. " - на самом деле, когда игра слов не
получается, лучше всего поступить так, как сделала Елена: не заставлять
читателя разгадывать, что же имел в виду переводчик, а просто сохранить
связность повествования.

Maureen

Очень энергично написано, ну разве что с небольшими (простительными)
перехлестами, вот только слово "является" не красит текст.

хорошо законспирированными авантюристамИ И Им подобными. - и еще
авантюристок жалко.

У меня не было никаких сомнений в том, что он непричастен к безобразиям
минувшей ночи - правда лучше, чем "ерундой было подумать"?

человеку со Сломанным Компасом не понять того, кого словно пропустили через
Швейную Машинку. Далее следуют бедняги, Кометами несущиеся в открытом
космосе, но еще не достигшие состояния наутро после Ядерного взрыва, что,
впрочем, сущий пустяк для того, кто головою застрял в Бетономешалке. Ну а уж
если утром у вас в голове пляшут Зеленые Черти, вы достигли высшей стадии.
Глядя на Джорджа, однако, можно было подумать, что его случай включал в себя
прелести всех вышеперечисленных состояний. -  Может быть, некоторый пережим
по сравнению с оригиналом, но вообще неплохо.

Я должен БЫЛ сделать ЭТО.
- ЭТО не БЫЛО страшным сном, Джордж.

Все зря - ни за что не стоит браться.
Братца! Я вскрикнул.  - мне этот вариант показался идеальным.

без пяти минут гильотинированному - отлично

Sol

попадает герой любого романа - детективного

billet doux - разумеется, нет греха в том, чтобы оставить это слово
по-французски, как и "оскорбление величества", но, с другой стороны, не
видно и особого смысла.
этого побочного продукта внебрачной любви -  продукт внебрачной любви,
по-моему, абсолютно в жилу, а вот с побочным продуктом штука становится уж
больно заковыристой - и побочный ребенок, и побочный продукт производства.

"раскрепощённых южноамериканских стран" - отлично.

"близ:ок'о:нец.
Близнец!" Ну, если это и можно как-то прочесть, то лишь как "близ оконец",
т.е. окон.

"издеваться над вконец исстрадавшимся человеком, по чьему следу уже идут
полицейские ищейки, а раскалывающаяся от похмелья голова в любой момент
может покатиться с гильотины" - очень ничего.

бикарбонате соды - Правильно говорят, что надо отменить в школе химию. Зачем
она нужна, если все равно никто не помнит, что такое гидрокарбонат натрия?

Андрей Боброff

укокошил???

в довольно избитом состоянии - странное выражение.

отпрыска неженатых родителей - в принципе не так и плохо в буквальном
переводе.

как обделавшаяся белочка - а вот это не в стилистике автора

Александра Чернышова

"В газете же утверждалось, что у полиции есть зацепка, на что я ему и
указал.
- Полиция!"  а вот тут непонятно, почему он кричит "Полиция".

Только этот человек был пониже генерала, да и нос у него был вовсе не
генеральской длины. - неплохо, хотя и жалко, что пропали ярды

законспирированных авантюристок - вряд ли они законспирированные, скорее
всего, речь о вполне буквальных вуалях.

но вешал всех собак на какого-то человека - выражение хорошее, но
неуместное, потому что собака всего одна

"Ты просто не можешь выиграть.
Близнец! Меня как током ударило." - раз не вышло игры слов, нужно по крайней
мере что-нибудь придумать для связности.

Это было в колонке Сосайети Джотингс ????

Helen

шпионами, проходимцами и прочей братией - проходимцы и братия хорошие слова,
вот только авантюристок жалко

Я его забрал. Открыл. Прочел. - хорошо. Лучше, чем Я его открыл. Я его
прочел.

Наталья Тарасова

и прочих интересных персонажей. Попробуй тут не заговори. - хорошо.

страшилки и ексель-моксель это из какого-то другого автора, не из Вудхауза

"Все, конец тебе, братец Джордж.
Братец Джордж! Я так и подскочил" - вполне нормальный вариант

тебе захотелось минеральной воды - как я поняла, ему понадобилась сода -
изжога у человека

Марина Жантуева

Потом, однако, я заметил, что вошедший, пожалуй, был немного пониже ростом и
отличался от генерала носом длиной, по меньшей мере, в ярд - есть еще среди
нас люди, не видевшие портретов де Голля.

Они испарились, впрочем, как и он сам - хорошо

Аллан Левитов

нервно подергивая себя за большой палец руки. ????

генерал Де Гаулле собственной персоной, сержант Брихоукс - понимаю, что я
зануда. Но, если кто собирается переводить с английского всерьез, не вредно
хотя бы в общих чертах узнать, как читаются французские (немецкие,
испанские) имена, или выяснить в семье, кто владеет этими языками, и
обращаться за консультацией. Тут, казалось бы, и говорить не о чем, но такие
вещи сплошь и рядом лезут в переводных книжках. Порой для того, чтобы
правильно написать по-русски фамилию, надо слазить в интернет и узнать,
откуда этот человек, а иногда даже, где он живет сейчас, скажем, в Германии
или в Штатах.

Гремлин-Бабай ???

 "удар милосердия" - не очень удачный образ. Вряд ли все знают, о чем это.

"брать.
- Брат!" - не самый удачный вариант, но приемлемый.


Мария Бухонина

Этот плод незаконной любви - хорошо, но вот дальше  - П.П. Бэссинджер,
сообщал МНЕ в СВОЁМ прощальном послании, что ОН годами играл в казино на МОИ
деньги, пока МОЕ наследство не испарилось, и ОН вместе с НИМ. - при этом две
трети выделенных слов убираются одним движением мышки.

Я не замышлял злодейства, да и приключиться такое могло с любым пьяным
вдрызг человеком, но тем не менее, это убийство на моей совести. что-то там
про совесть не было. Было про то, что его посадят.

grim ripper

" грохнул Сэма вчера вечером:  Вырубил его наглухо: уработал" - немножко
круто для этого автора.

"в изрядно помятом состоянии: чтобы врачи слепили его обратно" - а вот это
хорошо.
авантюристок с темным прошлым - прошлое хоть и не вуаль, но вполне в стиле.

Андрей Никифоров

Андрей в этот раз дал себе волю. Приветствую и одобряю. Правда, есть
ощущение, что теперь Вас здорово занесло в другую сторону. Ну, например:
"Вид у потерпевшего был не самый цветущий, когда его доставили в больницу" -
ничего такого в этой фразе не было, чтобы надо было ее так переделывать.

- Ищи-свищи теперь этого типа, - отлично

"Тотчас я понял свою ошибку: против генерала незнакомец не вышел ростом -
зато очень даже вышел носом" - абсолютно гениальная конструкция, за нее одну
не жалко призового места, жалко, что смысл получился прямо противоположный.
Ну можете вы представить себе человека, у которого нос еще БОЛЬШЕ?

Однако и сам де Голль, пожалуй, вытянулся бы в струнку перед этим человеком
в форме - такой грозный, властный у него был вид. - перехлест.

держав, прожжеными авантюристками со всех концов света и тому подобными
личностями - тут волей-неволей поднатореешь в языках. - хорошо.

Разумеется, никак не может он быть замешан в этом деле, это абсурд, - но раз
там нашли его бумажник, от него, без сомнения, потребуются самые серьезные
объяснения нормально, только ЭТОМ - ЭТО, и не уверена, что такой порядок
слов действительно нужен.

он сдавленно, хрипло рассмеялся - от такого смеха не по себе. - чего-то тут
не хватает. дохлой рыбиной? - а может она живая?

курицын сын - устойчивый эвфемизм (к тому же чересчур русский), а здесь
нечто, созданное нарочно к случаю.

"Денежки тю-тю" - на мой взгляд, чересчур по-нашенски.

"никогда не забраться...
ЗА БРАТЦА!" чуть-чуть похуже, чем у Морин, но тоже здорово.

Мария

Чем плохо "ровненько" (замечание далеко не только к Марии, просто я сейчас
наконец его сформулировала): нормальные, хорошо построенные фразы без всякой
эмоциональной окраски: "на Сэма прошлой ночью кто-то напал". "прошлой ночью
какой-то неизвестный подстерег мистера Глюца, когда тот возвращался из
казино в свой отель, сильно избил его и оставил лежать на улице. Его нашел
прохожий. Глюца забрали в больницу, чтобы зашить раны". "Я пошел и напился"
"Я действительно кому-то сильно врезал?"

Elena A

мистер Шнелленхамер попытался что-то крикнуть ему в след??? (и вообще много
смысловых ошибок. Сравните свой текст с другим, найдете).

"Кажется, кто-то напал на него прошлой ночью.
- Не может быть?
- Да сэр, - коротко бросил он" - ну вот, тоже выглажено до потери пульса.

Ирина Кудина

"Как выяснилось, накануне вечером незнакомец преградил путь мистеру Глуцу,
возвращавшемуся из казино в отель" - "преградил путь"???

 незаконнорожденного типа - неудачно

Катя Николас

Вскоре я осознал, что до генерала ему не доставало нескольких дюймов роста и
примерно одного ярда носа - хорошо, еще бы написать "не достает"

состав вашего антуража - странновато звучит, какое-то у этого слова в
русском другое значение.

" Смерть и отчаяние!" - хоть и непонятно, откуда эта фраза, многие удачно
перевели ее литературными ругательствами вроде "Гром и молния!"
"Дьявольщина!" А напрямую как-то не очень.

цирюльник - это из какого-то другого века.

А, вот вижу объяснения насчет бензедрина. Так все-таки и непонятно, наркотик
это или разрешенный препарат.

Orange

ткнул СВОИМ большим пальцем  - было бы странно, если бы он ткнул ЧУЖИМ

"едва прикрытых авантюристок" - т.е. прикрытых одними вуалями, но без прочей
одежды?

 Тебя когда нибудь ударяли по лицу свежей рыбой? - получилось неожиданный
упор на слово "свежий".

"Смысл . не быть обвиненным, жертва случая, который мог произойти с кем
угодно в то время когда он пьян" -  уже не первый случай написать на этом
месте что-то рациональное, а ведь на самом деле он говорит, что его не в чем
винить, и что посадят его безвинно

Сергей Рипинский

Очень трудно соблюсти меру. Сергей не выглаживает, но зато временами со
страшной силой пережимает:
"Молодой человек, сходя на берег, мог спиной ощутить обращенный к нему жест
мистера Шнелленхамера" - это зачем?.

"Подумать только, что этот парень сказал! : вчера Сэма кто-то пришлепнул:
Так точно, только мокрое место от него и осталось: Может, об этом уже вовсю
трубят. ". Кстати, конечно "так точно" или что-нибудь в этом роде, а не "Да,
сэр".

"В этом письме, даже, можно сказать, писульке этот бастард" - и где юмор?

 Даже самый большой жизнелюб - всегда приятно видеть неожиданное  слово там,
где казалось, без оптимиста не обойтись.

КДМ

Copyright Михаил Кузьменко (gmk), Российское общество Вудхауза © 1996-2019. Сайт основан 4 апреля 1996 года.