Российское общество Вудхауза
English English | Новости сайта | Конкурс переводов | Форум | О сайте | Контакты
Поиск:    
Конкурс переводов - Тур 25 (август 2003 г.)
Главная / Конкурс переводов / Архив конкурса переводов / Конкурс переводов - Тур 25 (август 2003 г.)

Отрывок

Romance at Droitgate Spa

When young Freddie Fitch-Fitch went down to Droitgate Spa, that celebrated cure resort in the west of England, to ask his uncle and trustee, Major-General Sir Aylmer Bastable, to release his capital in order that he might marry Annabel Purvis, he was fully alive to the fact that the interview might prove a disagreeable one. However, his great love bore him on, and he made the journey and was shown into the room where the old man sat nursing a gouty foot.

'Hullo-ullo-ullo, uncle,' he cried, for it was always his policy on these occasions to be buoyant till thrown out. 'Good morning, good morning, good morning.'

'Gaw!' said Sir Aylmer, with a sort of long, shuddering sigh. 'It's you, is it?'

And he muttered something which Freddie did not quite catch, though he was able to detect the words 'last straw'.

Freddie's heart sank a little. He could see that his flesh and blood was in difficult mood, and he guessed what must have happened. No doubt Sir Aylmer had been to the Pump Room earlier in the day to take the waters, and while there had met and been high-hatted by some swell whom the doctors had twice given up for dead. These snobs, he knew, were always snubbing the unfortunate old man.

On coming to settle in Droitgate Spa, Sir Aylmer Bastable had had a humiliating shock. The head of a fine old family and the possessor of a distinguished military record, he had expected on arrival to be received with open arms by the best people and welcomed immediately into the inner set. But when it was discovered that all he had wrong with him was a touch of gout in the right foot, he found himself cold-shouldered by the men who mattered and thrust back on the society of the asthma patients and the fellows with slight liver trouble. For though few people are aware of it - so true is it that half the world does not know how the other half lives - there is no section of the community in which class-consciousness is so rampant as among invalids. The ancient Spartans, one gathers, were far from cordial towards their Helots, and the French aristocrat of pre-Revolution days tended to be a little stand-offish with his tenantry, but their attitude was almost back-slapping compared with that of - let us say - the man who has been out in Switzerland taking insulin for his diabetes towards one who is simply undergoing treatment from the village doctor for an ingrowing toe-nail. And this was particularly so, of course, in those places where invalids collect in gangs - Baden-Baden, for example, or Hot Springs, Virginia, or, as in Sir Aylmer's case, Droitgate Spa.

In such resorts the atmosphere is almost unbelievably cliquy. The old aristocracy, the top-notchers with maladies that get written up in the medical journals, keep themselves to themselves pretty rigidly, and have a very short way with the smaller fry.

It was this that had soured Sir Aylmer Bastable's once sunny disposition and caused him now to glare at Freddie with an unfriendly eye.

'Well,' he said, 'what do you want?'

'Oh, I just looked in,' said Freddie. 'How's everything?'

'Rotten,' replied Sir Aylmer. 'I've just lost my nurse.'

'Dead?'

'Worse. Married. The cloth-headed girl has gone off and got spliced to one of the canaille - a chap who's never even had so much as athlete's foot. She must be crazy.'

'Still, one sees her point of view.'

'No, one doesn't.'

'I mean,' said Freddie, who felt strongly on this subject, 'it's love that makes the world go round.'

'It isn't anything of the kind,' said Sir Aylmer. Like so many fine old soldiers, he was inclined to be a little literal-minded. 'I never heard such dashed silly nonsense in my life. What makes the world go round is ... Well, I've forgotten at the moment, but it certainly isn't love. How the dooce could it?'

'Oh, right ho. I see what you mean,' said Freddie. 'But put it another way. Love conquers all. Love's all right. Take it from me.'

The old man looked at him sharply.

'Are you in love?'

'Madly.'

'Of all the young cuckoos! And I suppose you've come to ask for money to get married on?'

'Not at all. I just dropped round to see how you were. Still, as the subject has happened to crop up--

Sir Aylmer brooded for a moment, snorting in an undertone.

'Who's the girl?' he demanded.

Freddie coughed, and fumbled with his collar. The crux of the situation, he realized, had now been reached. He had feared from the first that this was where the good old snag might conceivably sidle into the picture. For his Annabel was of humble station, and he knew how rigid were his relative's views on the importance of birth. No bigger snob ever swallowed a salicylate pill.

'Well, as a matter of fact,' he said, 'she's a conjurer's stooge.'

'A what?'

'A conjurer's assistant, don't you know. I saw her first at a charity matinee. She was abetting a bloke called The Great Boloni.'

'In what sense, abetting?'

'Well, she stood there up-stage, don't you know, and every now and then she would skip down-stage, hand this chap a bowl of goldfish or something, beam at the audience, do a sort of dance step and skip back again. You know the kind of thing.'

A dark frown had come into Sir Aylmer's face.

'I do,' he said grimly. 'My only nephew has been ensnared by a bally, beaming goldfish-handler! Ha!'

'I wouldn't call it ensnared exactly,' said Freddie deferentially.

'I would,' said Sir Aylmer. 'Get out of here.'

'Right,' said Freddie, and caught the two-thirty-five express back to London. And it was during the journey that an idea flashed upon him.

 

The last of the Fitch-Fitches was not a great student of literature, but he occasionally dipped into a magazine; and everybody who has ever dipped into a magazine has read a story about a hard-hearted old man who won't accept the hero's girl at any price, so what do they do but plant her on him without telling him who she is and, by Jove, he falls under her spell completely, and then they tear off their whiskers and there they are. There was a story of this nature in the magazine which Freddie had purchased at the bookstall at Droitgate Spa Station, and, as he read it, he remembered what his uncle had told him about his nurse handing in her portfolio.

By the time the train checked in at Paddington, his plans were fully formed.

'Listen,' he said to Annabel Purvis, who had met him at the terminus, and Annabel said: 'What?'

'Listen,' said Freddie, and Annabel again said: 'What?'

'Listen,' said Freddie, clasping her arm tenderly and steering her off in the direction of the refreshment-room, where it was his intention to have a quick one. 'To a certain extent I am compelled to admit that my expedition has been a wash-out...'

Annabel caught her breath sharply.

'No blessing?'

'No blessing.'

'And no money?'

'No money. The old boy ran entirely true to stable form. He listened to what I had to say, snorted in an unpleasant manner and threw me out. The old routine. But what I'm working round to is that the skies are still bright and the blue bird on the job. I have a scheme. Could you be a nurse?'

'I used to nurse my Uncle Joe.'

'Then you shall nurse my Uncle Aylmer. The present incumbent, he tells me, has just tuned out, and he needs a successor. I will phone him that I am dispatching immediately a red-hot nurse whom he will find just the same as Mother makes, and you shall go down to Droitgate Spa and ingratiate yourself.'

'But how?'

'Why, cluster round him. Smooth his pillow. Bring him cooling drinks. Coo to him, and give him the old oil. Tell him you are of gentle birth, if that's the expression I want. And when the time is ripe, when you have entwined yourself about his heart and he looks upon you as his daughter, shoot me a wire and I'll come down and fall in love with you and he will give us his consent, blessing and the stuff. I guarantee this plan. It works.'

So Annabel went to Droitgate Spa, and about three weeks later a telegram arrived for Freddie, running as follows:

'Have ingratiated self. Come at once. Love and kisses Annabel.'

Участники

  • Екатерина Опрышко
  • Любовь Клокова
  • Natalia Busorgina
  • Людмила Алексеева
  • Alexandra Chernyshova
  • Евгения Рачкова
  • Людмила Коротаева
  • Сергей Рипинский
  • Ян
  • Helen
  • Alficus
  • Андрей Никифоров
  • Татьяна Лешкевич
  • Maureen
  • Марта
  • Q
  • Владимир Ангелов
  • Андрей Азов

Переводы

Победители

Андрей Никифоров и Андрей Азов

Рецензия

Первое место: Андрей Никифоров и Андрей Азов. На второе могла бы претендовать почти половина участников, поэтому я не буду его присуждать, но (идя навстречу пожеланиям Ссмита, чтобы были разные номинации) отмечу Екатерину Опрышко, Любовь Клокову, Наталью Бусоргину и Людмилу Коротаеву (простите, если кого-то пропустила) за грамотность + удачные находки, Людмилу Алексееву - за художественность, Марту и Евгению Рачковскую - за придумки, если не все уместные, то уж точно будящие воображение!

Поскольку в этот раз появилось много новых участников, наверное, надо еще раз объяснить про рецензию. К сожалению, физически невозможно подробно рассмотреть каждый отрывок, потому я стараюсь больше говорить об общих ошибках. В основном это расхождение между тем, как почти всех нас учили переводить в школе и в институте, и тем, что принято называть художественным переводом. Об этом довольно много написано, желающим могу посоветовать, например, "Слово живое и мертвое" Норы Галь (если не ошибаюсь, эта книга есть в интернете, в форуме как-то была ссылка).

Екатерина Опрышко

Перевод вполне грамотный, я не заметила смысловых ошибок, есть хорошие слова, часть диалогов достаточно энергична - для первого раза все это очень хорошо. Дальше надо понять, что если Вы написали фразу " воскликнул он, ТАК КАК придерживался в подобных случаях ТОЙ политики, ЧТО надо глядеть бодряком, ДО ТЕХ ПОР, ПОКА тебя не вышвырнули за дверь", надо встать из-за компьютера и пойти, например, почистить картошку, забыть, какие слова были в английском, и сформулировать это по-человечески. Или, скажем
"- Никакого благословения?
- Никакого благословения.
- И никаких денег?
- И никаких денег."
должно звучать:
"Не благословил?
- Нет.
- И денег не дал?
- Не дал" - как у Натальи Бусоргиной и многих других.
"которому сельский доктор всего лишь пользует вросший ноготь на ноге" -
замечательное слово "пользовать", особенно в связи с больными на водах, но (не уверена твердо, пусть Виталий меня поправит) мне кажется, она должна звучать примерно "которого сельский доктор пользует от того-то и того-то).
" Это является вдвойне правдой" Кто в конкурсе давно, знает, что есть у меня такой прикол - не люблю слово "является". Более того, знаю людей, которые по одному этому слову составляют нелестное мнение о переводчике. Ну почему не "это вдвойне справедливо"?
"какая-то девица, которая только и умеет, что скалить зубы да таскать туда-сюда золотых рыбок" - очень здорово. Гораздо лучше, чем натужные попытки перевести goldfish-handler в лоб.

Любовь Клокова

Могу повторить те же слова: грамотно, с выдумкой, энергично, но фразы надо перестраивать значительно сильнее. Такие четырех-пятиэтажные сложносочиненные-сложноподчиненные предложения не то чтобы не допустимы в русском языке, просто производят иное впечатление, чем в английском, да и мастерства требуют незаурядного. Плюс - в погоне за яркими словами лучше не перегибать палку. Вот смотрите: "примет его в свой круг с распростертыми объятиями по высшему разряду" - принять с распростертыми объятиям - это одно, и вполне годится по контексту, но "по высшему разряду" - совсем из другой оперы.
"сбежала и обвенчалась с каким-то отребьем, у которого на ногах отродясь и мозолей-то не было" - тут из-за порядка слов немножко сместился смысл, получился акцент на "ногах".
"папаше, который ни за какие коврижки не соглашается " - "коврижки" это какие-то посулы или обещания, или блага, а они явно ничего не могли предложить папаше, так не соглашался он, скорее всего, просто ни в какую.
"Такую вот сказочку Фредди и прочитал в журнале, который случайно купил в книжном киоске на вокзале в Дройтгейт Спа, припомнив очень кстати:" Тут из-за грамматики изменился смысл - он ведь сначала купил, потом прочел, потом припомнил. А у Вас наоборот.
Кстати, раз уж к слову пришлось. "Вы" пишется с большой буквы в письмах, а не в художественном тексте (если это не эпистолярный роман). И не надо брать слова "общество" и "свет" в кавычки (или, в следующем отрывке, "прелести", или бесконечные кавычки у Андрея Никифорова) - ирония и так ясна из текста, а кавычки ее разрушают.
"Носись с ним, как с писаной торбой" - опять-таки, выражение не к месту.
"сюси-пуси, пурлы и мурлы" - сюси-пуси - хорошо, а пурлы и мурлы - как-то не очень.

Natalia Busorgina

Замечания примерно те же, что и к двум предыдущим отрывкам: нужно смелее перестраивать фразы, не то при всех удачных находках и хороших словах получается пусть и литературизованный (если позволено сочинить такое слово), но подстрочник, или нелепости вроде того, "отношение было: панибратским по сравнению с: диабетиком". И еще (это относится не только к Наталье), надо бороться с местоимениями и вообще с лишними словами:
"Он понял, что ЕГО родственник БЫЛ не в настроении" - оба выделенных слова лишние.
"Как Ваше <ничего>?" ???
"- Я бы не назвал это сетями
- А я да," - нехорошо
"Доверие втерлась" - отлично.

Людмила Алексеева

Мне очень понравилось, как сделан этот перевод: и как фразы перестроены, и лексика, и ритм. Но вот смысловых ошибок - воз и маленькая тележка.
"Страсти у Фанаберийского Источника" - не совсем понятно, из каких соображений. Место, наверное, вымышленное (кто-нибудь проверял? Если проверял, напишите). Но "Фанаберийский" - это скорее в Греции, чем в Англии.
"соломинка" - у нас ассоциируется с соломинкой, за которую хватается утопающий, а тут это, конечно, капля.
"как стынет кровь и холодеют конечности" - там "его плоть и кровь", т.е. родственник.
"его обдали холодом как зазнавшиеся астматики так и те, кто имел небольшие неприятности с печенью" - там сказано другое.
"Воистину, одна половина мира не ведает, как живет другая, поэтому немногие догадываются, что в обществе нет более замкнутой и высокомерной касты, чем больные" - кажется, jacob не отметил эту фразу в числе лучших - на мой взгляд, зря.
"Древние спартанцы никогда не мечтали побрататься с илотами, французские аристократы до Революции задирали носы перед простолюдинами" Ага, мне тоже кажется, что илоты - это илоты. И аристократы задирали нос перед простолюдинами (крестьянами, вассалами, как у кого-то дальше), но никак не перед арендаторами.
" у которого только и достоинств, что мускулистые ноги" - ошибка.
"Любовь всегда права" Мне кажется, тут немножко другое. Переход от высокого стиля (Amor vincit omnia) к разговорному, вроде Любовь - это класс, как у Сергея Рипинского, или Любовь - это здорово, как у Владимира Ангелова.

Alexandra Chernyshova

"профессор выдающегося военного архива" ???
"- Да Я так просто заглянул, узнать как дела.
- Погано, - ответил сэр Айлмер, - Я только что потерял СВОЮ сиделку.
- ОНА умерла?" - Вот посмотрите, если выбросить все местоимения, останется вполне живой диалог.
"Еще ни один сноб не соглашался на подобное." - на что подобное?
"втерлась доверие тчк приезжай тчк :" - с тчк смешнее и больше похоже на телеграмму.

Евгения Рачкова

В смысле построения фраз - в целом хорошо, несмотря на отдельные недостатки, вроде "его плоть и кровь не в лучшем настроении" (слишком буквально, поди догадайся, о чем речь), "и был ею начисто проигнорирован" (пассивный залог, нехорошо), или "классовые различия среди инвалидов проявляются весьма отчётливо" (очень казенно).
"изгнали в полусвет к астматикам и почечникам" - сомневаюсь, что слово полусвет существует кроме как в сочетании "дамы полусвета", а это, согласитесь, о другом.
"любовь - двигатель прогресса". Рискованно, но мне понравилось.
"Моего единственного племянника заарканила (мерзкая скалящая зубы) укротительница золотых рыбок!" - укротительница золотых рыбок - вполне ничего, но тогда то, что в скобках, можно выбросить - оно не добавляет экспрессии.
"снова начал он, и аккуратно взяв её под ручку, повёл в буфет, где ему захотелось пропустить стаканчик" Вот смотрите: из-за " ему захотелось" у вас появилось лишнее простое предложение в составе сложного. а ведь можно : "он: повел в буфет, где (рассчитывал, собирался, :) пропустить.

Людмила Коротаева

Правильный ход - разбить первую фразу на несколько более коротких, но стоит пойти дальше - убрать связующие "Ведь" и "А" (иначе это все равно одна фраза, внутри которой искусственно поставлены точки). Логическая связь - она сама появится, за счет порядка предложений. Ну и над таким как " ЕГО огромная любовь обязывала ЕГО сделать ЭТО" надо было еще поработать. "группировки" - неудачное слово.
"Я бы не назвал это словом "опутала". - почтительно произнес Фредди." - да, мне кажется, надо именно так, потому что все "я бы не сказал, что:" не так точно передают смысл.
"А я - да." - а вот тут все-таки нужен повтор. "А я бы назвал"
"Воркуй с ним и ходи перед ним на задних лапках" - вообще хорошо, только надо было что-то придумать с двумя ним. м.б. "Воркуй, ходи перед ним:"

Сергей Рипинский

"полумертвого аристократа" - не точно. Дело же не в том, что он аристократ - весь аристократизм в том, что врачи поставили на нем крест.
"пациента сельского доктора с проблемой вросшего в палец ногтя" ужас.
Невозможно разобраться, в каких отношениях между собой пациент, доктор, палец и ноготь.
Ну, а удачные места в этом переводе уже отметил jacob.
Ну да, и медсестра это, конечно, сиделка.
"рыбоподавательница!" - кошмар.

Ян

Ян не совсем выдерживает стиль: хорошие слова, вроде "бомонд" или "третировали" (у кого-то еще оно было) и при этом рядом совершенное неуместные "собеседование" , "классовый сепаратизм", "сегрегация".
"которого врачи неоднократно признавали безнадежным и теряли:" так нельзя.
" ассистент иллюзиониста.
- Она кто?
- Я же говорю, помощник фокусника" - хорошо.
"воздушно-поцелуйной подносчице золотых рыбок" - не могу сказать однозначно, может и хорошо.
" Неустанно толпись вокруг него" - может ли толпиться один человек? Даже в шутку?

Helen

Здесь с первой фразой другая крайность - потерялся ритм. Перестраивать фразу, к чему я все время призывают, вовсе не значит порубить ее на телеграфные кусочки. И за что бедного сэра Эйлмера обзывать Ейлмером? Чисто зрительно не похоже на английскую фамилию. "Хуже. Вышла замуж. Эта никчемная девица сбежала и вышла замуж. Какой-то каналья, даже грибок за всю свою жизнь не мог подцепить. Ненормальная." - а вот тут на кусочки порублено очень даже удачно.

Alficus

Довольно много ошибок - и смысловых, и стилистических. Вы легко найдете их сами, сравнив свой перевод с другими.

Андрей Никифоров

На мой взгляд, переведено довольно хорошо. Например:
"Такова была его тактика в подобных случаях - неизменная жизнерадостность до конца, то есть пока дядюшка не выставит его за дверь" - сделано очень удачно, хотя, скажем, с первой фразой стоило обойтись так же решительно. (Правда, присмотревшись, вижу тут два ЕГО, но, поскольку сразу в глаза не бросается, может, не такой и криминал - но хороший редактор все равно заметит).
"верно сказано: здоровый больного не понимает" - здесь утрачен пафос оригинала (Воистину, одна половина человечества:)
"об уходе своей сиделки в отставку" - казенно.
синяя птица счастья не дремлет - что-то странное.

Татьяна Лешкевич

Как почти у всех остальных, это, при общем понимании, что примерно надо делать, еще не художественный перевод. Ну, а частности, например:
"придерживаются друг друга с изумительной непреклонностью " - во-первых, держатся, во-вторых, слово "непреклонность" тут не годится.
"Вот что омрачило некогда весёлое настроение сэра Эйлмера Бастабла и заставило бросить на Фредди недружелюбный взгляд." - при всех моих рекомендациях выкидывать местоимения, здесь "заставило" требует "его".
"Он понимал, что теперь суть дела была достигнута. Поначалу он боялся, что этому может помешать какая-нибудь заминка, присущая данному случаю" - это что, через электронный переводчик пропущено?
"До сих пор ещё ни один такой сноб не проглатывал такую пилюлю" почему-то многие не поняли эту фразу, а ведь здесь снобизм главы старинного рода сравнивается с только что описанным снобизмом больных.

Maureen

Замечания те же: слишком много усилий потрачено на передачу смысла, на то, чтобы сделать это красиво, видимо, уже не хватило пороху.
"носитель выдающихся военных заслуг, он ожидал, что будет: принят в самый высший круг" - а) носитель - неудачное слово, б) или самый высокий, или высший, но никак не самый высший. 3) непрошеная рифма заслуг-круг.
"античные спартанцы" - а были еще какие-нибудь? средневековые?

Марта

Здорово, что очень много ярких слов и выражений, хотя иногда с этим случается перехлест. Например, ни из чего не следует, что сэр Эйлмер - благодетель Фреди, "ферзь" - это, скорее туз, "отправилась под венец" - выпадает стилистически. И никакие находки не искупают : " и каждый, КТО когда-либо ДЕЛАЛ ЭТО, читал правдивую сказку о жестокосердном старикане, невзлюбившем девушку героя, и ЧТО ДЕЛАЮТ наши молодые, ТАК ЭТО подсовывают её упрямцу, скрывая, КТО ЭТО".
По поводу парней с увеличенной печенью. Скорее всего это не парни, а джентльмены, возможно даже престарелые.

Q

"подувял духом" - на старых редакторов такие слова - скажем, "подустал" вместе "приустал" действуют примерно как "одел шапку" или чулки с носками, неправильно поставленные в родительный падеж множественного числа. А вообще - энергичный перевод, много хороших слов, только вот "чертова-испускающая-лучи-подавальщица-золотых-рыбок!" - не годится. Вообще у Вудхауза дядюшки очень любят обзывать избранниц/избранников своих племянников/племянниц всякими смешными словами, и почти никогда это не переводится в лоб - надо что-то придумывать.

Владимир Ангелов

Смысловых ошибок вроде не вижу, а замечания все те же: перегруженные сложноподчиненные предложения, перебор местоимений.

Андрей Азов

Начинается просто замечательно: совершенно гладкий первый абзац, ритм, лексика, все на месте (вот разве что слово санаторий у меня ассоциируется не с Англией). Но вот кто такой милашка-инвалид? "готов был из кожи вон лезть, лишь бы его не прогнали" - там сказано другое; скорее он просто жизнерадостный персонаж, что до "любви все возрасты покорны" - это мы даже обсуждать не будем :))

КДМ

Copyright Михаил Кузьменко (gmk), Российское общество Вудхауза © 1996-2019. Сайт основан 4 апреля 1996 года.