Российское общество Вудхауза
English English | Новости сайта | Конкурс переводов | Форум | О сайте | Контакты
Поиск:    
Конкурс переводов - Тур 22 (май 2003 г.)
Главная / Конкурс переводов / Архив конкурса переводов / Конкурс переводов - Тур 22 (май 2003 г.)

Отрывок

When Cuthbert had entered the drawing-room on the following Wednesday and had taken his usual place in a distant corner where, while able to feast his gaze on Adeline, he had a sporting chance of being overlooked or mistaken for a piece of furniture, he perceived the great Russian thinker seated in the midst of a circle of admiring females. Raymond Parsloe Devine had not yet arrived.

His first glance at the novelist surprised Cuthbert. Doubtless with the best motives, Vladimir Brusiloff had permitted his face to become almost entirely concealed behind a dense zareba of hair, but his eyes were visible through the undergrowth, and it seemed to Cuthbert that there was an expression in them not unlike that of a cat in a strange backyard surrounded by small boys. The man looked forlorn and hopeless, and Cuthbert wondered whether he had had bad news from home.

This was not the case. The latest news which Vladimir Brusiloff had had from Russia had been particularly cheering. Three of his principal creditors had perished in the last massacre of the bourgeoisie, and a man whom he owed for five years for a samovar and a pair of overshoes had fled the country, and had not been heard of since. It was not bad news from home that was depressing Vladimir. What was wrong with him was the fact that this was the eighty-second suburban literary reception he had been compelled to attend since he had landed in the country on his lecturing tour, and he was sick to death of it. When his agent had first suggested the trip, he had signed on the dotted line without an instant's hesitation. Worked out in roubles, the fees offered had seemed just about right. But now, as he peered through the brushwood at the faces round him, and realized that eight out of ten of those present had manuscripts of some sort concealed on their persons, and were only waiting for an opportunity to whip them out and start reading, he wished that he had stayed at his quiet home in Nijni-Novgorod, where the worst thing that could happen to a fellow was a brace of bombs coming in through the window and mixing themselves up with his breakfast egg.

At this point in his meditations he was aware that his hostess was looming up before him with a pale young man in horn-rimmed spectacles at her side. There was in Mrs. Smethurst's demeanour something of the unction of the master-of-ceremonies at the big fight who introduces the earnest gentleman who wishes to challenge the winner.

"Oh, Mr. Brusiloff," said Mrs. Smethurst, "I do so want you to meet Mr. Raymond Parsloe Devine, whose work I expect you know. He is one of our younger novelists."

The distinguished visitor peered in a wary and defensive manner through the shrubbery, but did not speak. Inwardly he was thinking how exactly like Mr. Devine was to the eighty-one other younger novelists to whom he had been introduced at various hamlets throughout the country. Raymond Parsloe Devine bowed courteously, while Cuthbert, wedged into his corner, glowered at him.

"The critics," said Mr. Devine, "have been kind enough to say that my poor efforts contain a good deal of the Russian spirit. I owe much to the great Russians. I have been greatly influenced by Sovietski."

Down in the forest something stirred. It was Vladimir Brusiloff's mouth opening, as he prepared to speak. He was not a man who prattled readily, especially in a foreign tongue. He gave the impression that each word was excavated from his interior by some up-to-date process of mining. He glared bleakly at Mr. Devine, and allowed three words to drop out of him.

"Sovietski no good!"

He paused for a moment, set the machinery working again, and delivered five more at the pithead.

"I spit me of Sovietski!"

There was a painful sensation. The lot of a popular idol is in many ways an enviable one, but it has the drawback of uncertainty. Here today and gone tomorrow. Until this moment Raymond Parsloe Devine's stock had stood at something considerably over par in Wood Hills intellectual circles, but now there was a rapid slump. Hitherto he had been greatly admired for being influenced by Sovietski, but it appeared now that this was not a good thing to be. It was evidently a rotten thing to be. The law could not touch you for being influenced by Sovietski, but there is an ethical as well as a legal code, and this it was obvious that Raymond Parsloe Devine had transgressed. Women drew away from him slightly, holding their skirts. Men looked at him censoriously. Adeline Smethurst started violently, and dropped a tea-cup. And Cuthbert Banks, doing his popular imitation of a sardine in his corner, felt for the first time that life held something of sunshine.

Raymond Parsloe Devine was plainly shaken, but he made an adroit attempt to recover his lost prestige.

"When I say I have been influenced by Sovietski, I mean, of course, that I was once under his spell. A young writer commits many follies. I have long since passed through that phase. The false glamour of Sovietski has ceased to dazzle me. I now belong whole-heartedly to the school of Nastikoff."

There was a reaction. People nodded at one another sympathetically. After all, we cannot expect old heads on young shoulders, and a lapse at the outset of one's career should not be held against one who has eventually seen the light.

"Nastikoff no good," said Vladimir Brusiloff, coldly. He paused, listening to the machinery.

"Nastikoff worse than Sovietski."

He paused again.

"I spit me of Nastikoff!" he said.

This time there was no doubt about it. The bottom had dropped out of the market, and Raymond Parsloe Devine Preferred were down in the cellar with no takers. It was clear to the entire assembled company that they had been all wrong about Raymond Parsloe Devine. They had allowed him to play on their innocence and sell them a pup. They had taken him at his own valuation, and had been cheated into admiring him as a man who amounted to something, and all the while he had belonged to the school of Nastikoff. You never can tell. Mrs. Smethurst's guests were well-bred, and there was consequently no violent demonstration, but you could see by their faces what they felt. Those nearest Raymond Parsloe jostled to get further away. Mrs. Smethurst eyed him stonily through a raised lorgnette. One or two low hisses were heard, and over at the other end of the room somebody opened the window in a marked manner.

Raymond Parsloe Devine hesitated for a moment, then, realizing his situation, turned and slunk to the door. There was an audible sigh of relief as it closed behind him.

Vladimir Brusiloff proceeded to sum up.

"No novelists any good except me. Sovietski--yah! Nastikoff--bah! I spit me of zem all. No novelists anywhere any good except me. P. G. Wodehouse and Tolstoi not bad. Not good, but not bad. No novelists any good except me."

And, having uttered this dictum, he removed a slab of cake from a near-by plate, steered it through the jungle, and began to champ.

Участники

  • Helen
  • Ирина Кокаулина
  • Андрей Азов
  • Alficus
  • Сергей Рипинский
  • Язычник
  • Vasya Pupkin
  • Twin
  • Анна Храброва
  • Наталья Слепченко
  • Maria Boukhonina
  • Сергей Лучкин
  • АЧЧЧ
  • Alessandra
  • Copper Kettle
  • Михаил Бурылин
  • Владимир Ангелов
  • Longfellow
  • Александр Кравчук
  • Виталий Ермолин

Переводы

Победители

1 - Виталий Ермолин, 2 - Андрей Азов, 3 - Вася Пупкин.

Рецензия

Какой замечательный отрывок! Спасибо Михаилу и Сергею! Очень приятно было читать переводы, несмотря на их огромное количество. Давно у нас не было столько участников! Только, из-за того, что их столько, я не смогла подробно разобрать вполне достойные тексты, уж не обижайтесь. Кроме того, у меня есть опасение, что вначале я была снисходительнее, а под конец озверела - за это тоже прошу простить.

Итак, места: 1 - Виталий Ермолин, 2 - Андрей Азов, 3 - Вася Пупкин. Кроме того, хочется отметить за остроумие Сергея Рипинского и Сергея Лучникова.

Helen

Хэлен, ведь это Вас я критиковала за разухабистость? От нее Вы благополучно избавились, а вот выйти на ровный повествовательный тон Вам пока не удалось: некоторые фразы скомканы, в некоторых остались неуклюжие довески. Это тем более обидно, что есть просто отличные куски.

"В следующую среду Кутберт вошел в гостиную и по привычке расположился в дальнем углу: затерявшись среди мебели, он мог незамечено любоваться Адель." Это гораздо лучше, чем многие другие варианты этой фразы, но не хватает какой-то связки: если вместо двоеточия вставить ",откуда" то можно выбросить "он"

"Несомненно, он не брился только из-за каких-то лучших побуждений, и его лицо заросло колючей густой щетиной." А тут сдвинулись смысловые акценты. Все-таки упор должен быть на то, что он не брился, а лучшие побуждения должны быть как бы в скобках.

"затравленные глаза котенка в руках чужих мальчишек" - понятное желание не использовать слово "который" привело к тому, что не ясно - котенок в руках у мальчишек или (жуткая картина) - его глаза.

"Трое его главных кредиторов сгинули в гуще последнего сражения буржуазии" - Э, нет. Не сражения буржуазии, а истребления буржуазии. Виталий написал "резни", но это тоже не годится - резня это слишком конкретно, типа "Варфоломеевская ночь". Явно использован газетный штамп, и, мне кажется, тут, зная все, что мы знаем, можно слегка схулиганить, например "трех его главных кредиторов новая власть пустила в расход" или (это я слегка пережимаю, но как направление мысли) "трое его главных кредиторов сгинули на полях классовых сражений" .

"и о нем с тех пор ни слуху, ни духу" - если написать, например "и с тех пор не давал о себе знать", то фраза заметно упроститься.

"И так И жаждут их прочесть".

"в тишине Нижнего-Новгорода" - я понимаю, всем всегда лень проверять, как пишутся названия, но уж как Нижний Новгород пишется, казалось бы, всем известно?

"конферансье перед большой дракой представляет важного господина" - дракой? важного господина?

"вежливое раскланивание Дивайна" - мне кажется, раскланиваться могут только два человека, а слова раскланивание и вовсе нет.

"мой тщетный труд" - откуда такое самоуничижение?

" Как буровая машина слой за слоем пробивает себе путь" - знаете, а довольно много видела буровых машин, а на студенческой практике даже и работала на такой, и поверьте, она не пробивает себе путь, а стоит на месте.

Дальше все скорее неплохо, а вот речь Брусилова у Хелен получилась не очень - она скорее грубая и неграмотная, чем иностранная.

Ирина Кокаулина Ирина в целом все делает правильно: перестраивает фразы, находит хорошие слова, но не доводит это до конца. Не буду разбирать все фразы, покажу на примере первой:

"Когда в следующую среду Катберт вошел в салон и занял, как всегда, место в дальнем углу, откуда ОН мог любоваться Аделиной, не рискуя быть замеченным, ОН увидел, что великий русский мыслитель сидит в окружении восхищенных дам". - второе ОН легко заменяется на ТО. Правда, тогда близко окажутся рифмующиеся то и что, короче, от дальнейшей перетряски не уйти.

"под густой челкой"??

"поглотила кровавая борьба с буржуазией, а человек, которому он пять лет не возвращал долг за самовар и пару калош, сбежал заграницу и с тех пор не давал о себе знать" - хорошо

"не неприятности" - а вот такого делать нельзя никогда.

"Но сейчас, оглядывая лица вокруг себя и понимая, что восемь из десяти присутствовавших имели при себе рукописи И только И ждали удобного момента" - в русском языке тут полагается изменить время "имеют (хотя это конечно плохое слово, лучше принесли) и ждут - не дождутся удобного момента

"где в худшем случае могли утром кинуть бомбу в окно и испортить тем завтрак" - хорошо.

"В очках В роговой оправе" - кошмар переводчика, эти очки в роговой оправе. Вот чего хотите делайте, а этих двух В быть не должно.

"и выдал нагара" - на гора? на-гора?

"Уделу славы" - уделу славных?

Речь Брусилова - ничего, и все-таки возможность порезвиться использована, по-моему, не до конца.

Андрей Азов

"В следующую среду Катберт вошел в гостиную миссис Сметерст и занял свое обычное место в дальнем углу, откуда, слившись со стенами, можно было в свое удовольствие смотреть на Аделину" - все хорошо, только не поменять ли "можно было" на "мог"?

поклонниц - хорошо.

"причину тому Катберт приписал страшным известиям с родины" - причину нельзя приписать. "что Катберт приписал страшным известиям с родины" или "причину чего Катберт был склонен видеть в страшных известиях с родины" (это я что-то очень коряво загнула). "Не иначе как его потрясли страшные известия с родины, подумал Катберт" и т.д. и т.п.

"пали от рук пролетариата" - хорошо.

"рубли кончались, и предложенный гонорар казался в самый раз" - смысловая ошибка.

" Но сейчас, вглядываясь сквозь космы в лица сгрудившихся вокруг него дам и зная, что чуть ли не каждая держит при себе собственные рукописи и ждет, когда можно будет выхватить их и приступить к чтению, он мечтал вновь оказаться в своем тихом доме в Нижнем Новгороде, где хуже чем шальная бомба в утреннем омлете случиться ничего не может". шальная бомба в омлете - отлично, а вот всю фразу лучше бы разбить на две или как-нибудь еще подсобрать, может быть, превратить "сгрудившихся вокруг него дам" в "собравшихся". И не факт, что рукописи были только у дам.

"Его раздумья прервал вид приближающейся хозяйки В сопровождении худосочного юноши В роговых очках" - "Его раздумья прервала хозяйка. С ней был худосочный:" и т.д. Примерно так?

"словно вела на ринг соискателя чемпионского титула" - почти идеально. Еще бы не два родительных падежа: Там дальше у кого-то очень хороший вариант с претендентом.

"Особенно на меня повлияли советские писатели"
Что это фамилия, Андрей согласился, но спрашивает, почему Вудхауз придумал такую немыслимую фамилию? Моя гипотеза: давая иностранцу фамилию, которой не может быть, писатель (несомненно, из самых благих побуждений) лишний раз пинает чужую нацию - типа и знать не хочу, какие там у вас фамилии. Это как француз Пуркуа или, в одном американском романе - комический немецкий аристократ по фамилии Юберзецензихафенштадт. А фамилия Настиков - это, должно быть, что-то вроде дон Мерзавио. С другой стороны, попытаться придумать им другие смешные фамилии, скажем, Гадов и Рэсэфэсэров было бы перегибом, по-моему, надо оставлять, как есть.

"Плевать мне от советский" - отлично!

"Судьба кумира привлекательна, но уж больно суетна: сегодня тебя любят, а завтра и помнить перестали" - замечательно.

" До сей поры рейтинг Рэймонда Парслоу Дивайна превосходил число ударов, с которого интеллектуал Зеленых Холмов добирался до лунки" - что-то очень умное, я не поняла. Да и рейтинг - слишком современное слово.

А вообще вся заключительная часть - по-моему, очень здорово.

Alficus

"Когда Кьюберт" - вообще-то словарь Рыбакина дает для этого имени один вариант - Катберт. Я не буду разбирать этот отрывок фраза за фразой: автор может сам прочесть его в слух и убедиться, как сильно это смахивает на машинный перевод. Вот только одно: "Мужчина выглядел несчастным" - man в английском - практически "он", а здесь выглядит как "мужчина, передайте за билет"

Сергей Рипинский

Сергею я могу сказать то же, что Ирине: все хорошо, местами очень остроумно, только надо смелее избавляться от английских конструкций. Рискуя навлечь на себя неудовольствие части присутствующих, все же скажу: меньший грех выкинуть полфразы, чем оставить что-нибудь вроде "сохранял хорошие шансы оставаться незамеченным или быть принятым за предмет обстановки" .

"Удивление было первое, что почувствовал Кутберт, взглянув на писателя" - вот это тоже калька.

"из самых благих побуждений" - хорошо.

"В зоне видимости оставались лишь глаза, (которые своим выражением чем-то напоминали глаза) кота, окруженного ребятней в незнакомом дворе". - все, взятое в скобки, легко заменить например: "затравленные, как у" - и не будет двух глаз.

"Кутберт подумал, что, причиной тому, вероятно, были дурные вести с родины" - здесь опять нужно немного другое согласование времен, то есть - выбросить "были".

"служили причиной подавленности" = угнетали или другой какой-нибудь человеческий глагол.

"ЧТО вгоняло его в смерную тоску, так это то, ЧТО с момента".

"- Советы дерьмо! " - несколько слишком сильно для ПГВ, хотя, разумеется, настоящий русский писатель (скажем, Бунин) мог завернуть и похлеще.

"нарыл" - хорошее слово и забавно, как ему тут вернулся исходный смысл.

"Я тошнит от Советы!" - а вот это мне нравится.

"НЕсет в себе НЕдостаток НЕдолговечности". - и вообще некрасиво, да еще и получается, что недолговечности ей недостает.

"дело молодое" - хорошо. И еще мне понравилось, что у Сергея, как и в оригинале, последовательно развита метафора с акциями, со всей биржевой терминологией.

"Владимир Брусилофф продолжил раздачу пряников" - пряники не очень.

Язычник Аделин - словарь Рыбакина предлагает именно этот вариант (или Аделайн), но один из советов переводчикам - посмотри в словарь и сделай по-своему. В частности, как правило (по крайней мере, в случае пгв) лучше взять традиционный вариант, в данном случае - Аделина. Кстати, Раймонд тоже приводится в словаре как традиционный вариант, Рэймонд - как рекомендуемый. Я бы выбрала Раймонд.

Что до самого перевода: видно, что это не чистый подстрочник, заметны попытки выстроить фразы, но явно недостаточные. Вот например: "Все дело заключалось в том, что ЭТО БЫЛ восемьдесят второй пригородный литературный прием, который ОН БЫЛ вынужден посетить, с тех пор как ОН прибыл в ЭТУ страну со своим лекционным туром, и ЕМУ ЭТО до смерти надоело"

Или вот: "До сих пор он был весьма почитаем за то, что испытывал влияние Советски" - в качестве прямой речи Брусилова это бы сошло, в качестве литературного русского - не очень.

"во всяких деревушках" - надо сказать, что деревушки (или, скажем, сельские писатели у Андрея Азова) производят не совсем правильное впечатление. Мне кажется, правильнее повели себя те, кто употребил слова вроде "захолустье", "провинция" и проч.

Впрочем, это ведь первая Ваша проба? Дело молодое - у Вас еще будет время встать на путь исправления.

Vasya Pupkin

Вася Пупкин раз от раза пишет все лучше и лучше. Много отличных оборотов: "посреди стайки восторженных поклонниц" "так обычно смотрит кот, зажатый мальчишками в незнакомом дворе" "он без колебаний расписался, где сказали: гонорар в рублях выглядел весьма неплохо" (только наоборот: в рублях гонорар выглядел весьма неплохо, т.е. в пересчете на рубли, платили-то ему, надо полагать, фунтами) "у восьми из десяти присутствующих где-то под одеждой припрятана рукопись, и при первой же возможности ее выхватят и начнут читать" "изощренной землеройной машиной" и др.. Ну, кое-где два он в одной фразе, где-то лишнее свой, где-то знамениТОСТЬ и растительНОСТЬ рядом, но вообще хорошо.

Twin Сказать, что это подстрочник, было бы клеветой, но некоторые родимые пятна подстрочника все же видны, не буду во все тыкать, думаю, Твин их сам найдет. Ну вот что заставляет Твина писать предложение: "В следующую среду, когда Казберт вошел и занял свое обычное место в дальнем углу гостиННой, откуда ОН мог сколько угодно разглядывать Аделин не рискуя быть замеченным и где ОН вполне мог быть принят за деталь мебели, ОН ощутил присутствие великого Русского мыслителя сидящего в окружении восхищенных женщин"

"охапка бомб"?

"Это была несомненно отвратительная вещь для него" - ну почему всех тянет писать языком Брусилова?

Анна Храброва

Анне примерно тот же совет, что Твину - посмотреть, как другие расправились с оборотами, которые в буквальном переводе по-русски выглядят тягостно. Вот хотя бы: "дам, которые им восхищались" = поклонниц. "Несомненно, что, позволяя своему лицу быть полностью скрытым за копной волос" - очень часто когда в английском кто-то позволяет чему-то что-то сделать, фразу нужно полностью перестроить, "мыслитель хотел выглядеть лучше" - не факт, мы не знаем, какими были его благие побуждения. Ну, и так далее.

"Рэймонд Парсло Девин" - словарь дает два варианта произношения этой фамилии - Девин и Девайн. Однако Девин слишком смахивает на русскую фамилию, так что лучше его не использовать.А вот фамилию Smethurst словарь советует читать Сметерст.

И уж совсем напоследок: "И после изречения сего афоризма" хотите играть с высоким стилем, играйте, но уж последовательно: Изрекши сей афоризм:

Наталья Слепченко

Вполне достойный текст, с хорошими придумками, но, как, скажем, и у Ирины, несколько ученический. Хулиганства недостает. Так и хочется сказать:

"Братцы, разбейте хоть пару стекол!"

" представляет отважного претендента, бросившего вызов чемпиону" - вот, можно ведь было обойтись без джентльмена или господина!

"Сегодня пан, завтра пропал" - мне кажется, выражение не вполне к месту.

"Преподобного??? Реймонда Парслоу Девайна" он же не reverend

Maria Boukhonina

Как и в случае Твина, это не то чтобы подстрочник - видны попытки перестроить фразы - но все равно слишком буквальное следование английскому, а в результате получается такое: "взгляд писателя напоминал кота" "Со времени ЕГО прибытия в ЭТУ страну для проведения лекций, ЭТО БЫЛ восемьдесят второй вечер окружного литературного общества, который он БЫЛ вынужден посетить, и ЕГО тошнило от всего ЭТОГО" (не говоря уже о прибытии и проведении в одной фразе, когда даже одного такого слова было бы много)

"в очередном погроме буржуазии" - если не ошибаюсь, "погром" одно из русских слов, обогативших все языки мира, но вряд ли оно здесь годится - все-таки погром бывает на национальной почве, а не на классовой, и рядом с революционной тематикой никак не смотрится в переносном смысле.

"в чью-то яичницу" - не в чью-то, а в твою.

"Я плевать себя на Советский!" - хорошо, и вообще речь Брусилова удачная, а вот примечание, на мой взгляд - лишнее.

Сергей Лучкин

Сергей хорошо строит фразы и много чего забавного придумал, но увлекается и начинает гнать отсебятину, а где-то теряет смысл.

"не стриг из чисто принципиальных соображений" - это попытка истолкования, которой нет у автора - нам не известно, в чем состояли лучшие побуждения.

"однако глаза все-таки просматривались, и взгляд их был полон такой безнадежной тоски, какая бывает (лишь) у кота, загнанного в угол малолетними хулиганами (и предчувствующего жестокую забаву)" - вполне достаточно хулиганов. И лишь не нужно.

"дома" - на родине.

"расстреляли во время последней ликвидации буржуазного класса" вообще хорошо, только последняя ликвидация не очень складно - в ходе ликвидации?,

"Ему вдруг пришло на ум сравнить себя с усталым борцом, которого безжалостный судья сводит с очередным претендентом на звание чемпиона" - ну, это Вы загнули.

"Великий русский мыслитель (был человеком, который) словами, особенно на чужом языке, особо не разбрасывался" человеком, который - это калька. В крайнем случае - из тех, кто словами : не разбрасывается.

"это результат тяжелого труда шахтера где-то далеко под землей" - с шахтером придумано забавно, но, ИМХО, это перегиб. Механизм внутри человека - одно, а такой живой и одушевленный шахтер - другое.

"Блевать от Советского хочется." - для пгв - перегиб. И вообще речь Брусилова у Сергея получилась не очень.

" рассматривала его через (поднятый) лорнет" - лишнее слово. Ясно, что не через опущенный.

АЧЧЧ

Вот что отрадно: столько новых участников, которые, как мне кажется, работают в правильном направлении. Опять-таки, это уже не буквальный перевод и есть хорошие находки, но стоит еще поучиться. Вот смотрите: "На самом деле, это был уже ЕГО восемьдесят второй загородный литературный прием, на котором он был вынужден присутствовать, так как прибыл в страну с целью проведения цикла лекций, который до смерти ЕГО замучал. Когда ЕГО агент впервые показал ему контракт" - два его из трех выкидываются безболезненно.

" и взбившая яйцо к завтраку" - забавно, но не было этого в оригинале

"отражение ВЛИЯНИЯ русской культуры. Я очень благодарен великим русским. Самое большое ВЛИЯНИЕ на меня оказал Советский".

"в интеллктуальных кругах Деревянных Горок" - все-таки английские географические названия, даже вымышленные, как правило, не переводят.

"Котировки палИ, И Индекс привилегированных акций Раймонд Парслоу Дивайн оказался на нуле" - АЧЧЧ один из немногих, кто полностью раскрутил биржевую терминологию. Вот три И - нехорошо, и среднее можно спокойно убрать. РПД в таком варианте, наверное, надо было взять в кавычки.

" нарочито открыл" - неудачное сочетание.

"Пэ. Гэ. Вудхаус" - хорошо.

Alessandra Опять-таки, отдельные удачи тонут в массе непереваренного английского текста. Ну можно ли так: "и в тоже время иметь малую вероятность оказатся в поле зрения; еще его ошибочно могли принять за часть обстановки" "а ЭТИ провинциальные литературные приемы, которые он вынужден был посещать с тех пор, как угодил в ЭТУ страну со своими лекциями. И ЕМУ уже ЭТО все порядком надоело. Когда в самом начале ЕГО агент предложил ЕМУ ЭТОТ тур"

"сверток с динамитом" - хорошо.

А вот это плохо: "присуЩий ведуЩему (это ваЩе караул) на ринге, ПРЕДСТАВЛЯЮЩЕМУ серьезного джентельмена, ОСМЕЛИВШЕГОСЯ бросить вызов самому победителю". И, кстати, о жентельменах. А слабО участником конкурса пропускать свои отрывки через спелчекер? Очень поучительное занятие. В частности, ваша покорная слуга за несколько лет работы со спелчекером почти научилась писать грамотно.

"сквозь кущи" - а кущи это правда чащи? Или это такие шалаши не то палатки? Их еще праздник бывает?

"Он вкладывал чувство в каждое свое слово, извлекая его на свет из глубин собсвенной души" да вряд ли там про чувства и душу.

Так с виду и не скажешь. - хорошо, только, наверное, А с виду и не скажешь.

Copper Kettle

Все те же претензии "сохраняя при том неплохие шансы остаться незамеченным или сойти за один из предметов мебели, Кутберт разглядел сквозь плотное кольцо восхищенных дам восседавшего там великого русского мыслителя" Помимо общей корявости; восхищенных-восседавшего и дам-там. Кстати, где там?. "Кутберта взволновал вид романиста" - интересно,

"предоставил своим волосам свободу, так что те разрослись и густым плетнем закрыли большую часть его лица от окружающих, но глаза все же проглядывали через заросли, и Кутберту пришло на ум, что их выражение слегка напоминало то, что проступает на лице кота, вдруг оказавшегося загнанным мальчишками в угол незнакомого двора" - ах, как славно начиналась эта фраза. И что потом? зачем окружающие? Неужто нельзя было обойтись без двух что? Лицо кота (а) второе лицо в предложение (б) выражение глаз может напоминать только выражение других глаз, а не лица (в) у кота (во всяком случае, если это незнакомый кот, а не ваш любимый, к чьим выражениям вы постоянно приглядываетесь) все-таки скорее морда.

"Мужчины принялись с видом цензоров бросать пронизывающие взгляды" на самом деле просто осуждающе.

"жизнь: бросила : лучик" ???

Михаил Бурылин

В целом вроде бы довольно правильные фразы, почти без явного криминала, но общее впечатление - скучновато. Можно прочесть страницу такого текста, а вот целый рассказ?

ну вот например "и которых уже было по числу творческих вечеров в разных концах страны восемьдесят одна штука" вроде шутка, а не смешно.

"Если говорить языком финансов" - зачем такая вставка, если ее нет в оригинале?

"привержен к школе" - привержен к???.

"молодо зелено" - а вот это хорошо.

Владимир Ангелов

Примерно то же. Более-менее грамотно, но где полет?

Longfellow

Не слишком ли дерзкий ник? Назвавшись поэтом, который знаменит гладкостью слога, можно ли писать потом "После того, как в следующую среду Катберт вошел в гостиную и занял свое обычное место в дальнем углу, где он мог любоваться Аделиной, имея при этом хорошие шансы оставаться незамеченным или принятым за мебель, он разглядел великого русского мыслителя, который расположился в центре круга, образованным восхищенными особами женского пола" ? или " носил прическу, которая практически полностью закрывала его лицо непроницаемой колючей изгородью волос, оставлявшая место для глаз, которые были видны через жидкий подлесок" не говоря о переборе которых, тут еще и с согласованием проблемы.

"рефери" - наверное ведь правда рефери, а не конферансье?

"Советский не есть хорошо! " "Плевал я Советский на!" - это он получился немцем.

Александр Кравчук

В этом тексте видны определенные проблески, но они в основном тонут в буквализме. Некоторых раздражает, что я постоянно тычу свои правила, но вот оно "где у него имелись все шансы полностью слиться с окружающей обстановкой и быть принятым за мебель" - быть принятым за мебель, тот самый страдательный залог, который почти всегда губит фразу. Если бы сразу сказать себе, что это табу, можно было бы придумать что-нибудь повеселее.

"до смерти осточертело" или до смерти надоело или осточертело.

вот и "находится" одно из запретных слов. Попытался бы Александр найти живой глагол, может, вышло бы интереснее.

"М-р" - ладно когда такие вещи происходят в конкурсе, а то ведь и в напечатанных книжках такое бывает.

застывшему в своем углу в излюбленной позе "сельдь в бочке" - а вот это, по-моему, удачно

Виталий Ермолин Может, я утомилась к концу, но мне совершенно не хочется цепляться к мелочам, кроме разве что поминавшейся уже резни и вопроса по поводу гранат. Гранаты ли? Или все-таки бомбы? Как-то привычнее в связи в революцией, бомбисты и все такое. И, может быть, не стоило "плевать НА НАстикова" . Наверное, напрягшись, я смогла бы прицепиться еще к паре фраз. Главное в другом - Виталий владеет этим фокусом, или волшебством, когда получается русский текст, который я, по крайней мере, воспринимаю как Вудхаузовский. А уж как Виталий это делает - предлагаю всем посмотреть самим. И отдельно обратить внимание на лексику - одна лорнетка чего стоит!

кдм

Copyright Михаил Кузьменко (gmk), Российское общество Вудхауза © 1996-2019. Сайт основан 4 апреля 1996 года.