Российское общество Вудхауза
English English | Новости сайта | Конкурс переводов | Форум | О сайте | Контакты
Поиск:    
Конкурс переводов - Тур 12 (июль 2002 г.)
Главная / Конкурс переводов / Архив конкурса переводов / Конкурс переводов - Тур 12 (июль 2002 г.)

Отрывок

Ronnie and the management of Mario's now formed two sharply contrasted schools of thought. To Ronnie the only thing that seemed to matter was this Pilbeam - this creeping, slinking, cuckoo-in-the-nest Pilbeam, the Lothario who had lowered all speed records in underhand villainy by breaking up his home before he had got one. He concentrated all his faculties to the task of getting round the table, to the other side of which the object of his dislike had prudently withdrawn, and showing him in no uncertain manner where he got off.

To the management, on the other hand, the vital issue was all this broken glassware. The waiter had risen from the floor, but the glasses were still there, and scarcely one of them was in a condition ever to be used again for the refreshment of Mario's customers. The head-waiter, swooping down on the fray like some god in the Iliad descending from a cloud, was endeavouring to place this point of view before Ronnie. Assisting him with word and gesture were two inferior waiters - Waiter A and Waiter B.

Ronnie was in no mood for abstract debate. He hit the head-waiter in the abdomen, Waiter A in the ribs, and was just about to dispose of Waiter B, when his activities were hampered by the sudden arrival of reinforcements. From all parts of the room other waiters had assembled - to name but a few, Waiters C, D, E, F, G, and H - and he found himself hard pressed. It seemed to him that he had dropped into a Waiters' Convention. As far as the eye could reach, the arena was crammed with waiters, and more coming. Pilbeam had disappeared altogether, and so busy was Ronnie now that he did not even miss him. He had reached that condition of mind which the old Vikings used to call Berserk and which among modern Malays is termed running amok.

Ronnie Fish in the course of his life had had many ambitions. As a child, he had yearned some day to become an engine-driver. At school, it had seemed to him that the most attractive career the world had to offer was that of the professional cricketer. Later, he had hoped to run a prosperous night-club. But now, in his twenty-sixth year, all these desires were cast aside and forgotten. The only thing in life that seemed really worth while was to massacre waiters; and to this task he addressed himself with all the energy and strength at his disposal.

Matters now began to move briskly. Waiter C, who rashly clutched the sleeve of Ronnie's coat, reeled back with a hand pressed to his right eye. Waiter D, a married man, contented himself with standing on the outskirts and talking Italian. But Waiter E, made of sterner stuff, hit Ronnie rather hard with a dish containing omelette aux champignons, and it was as the latter reeled beneath this buffet that there suddenly appeared in the forefront of the battle a figure wearing a gay uniform and almost completely concealed behind a vast moustache, waxed at the ends. It was the commissionaire from the street-door; and anybody who has ever been bounced from a restaurant knows that commissionaires are heavy metal.

This one, whose name was McTeague, and who had spent many lively years in the army before retiring to take up his present duties, had a grim face made of some hard kind of wood and the muscles of a village blacksmith. A man of action rather than words, he clove his way through the press in silence. Only when he reached the centre of the maelstrom did he speak. This was when Ronnie, leaping upon a chair the better to perform the operation, hit him on the nose. On receipt of this blow, he uttered the brief monosyllable 'Ho!' and then, without more delay, scooped Ronnie into an embrace of steel and bore him towards the door, through which was now moving a long, large, leisurely policeman.

It was some few minutes later that Hugo Carmody, emerging from the telephone-booth on the lower floor where the cocktail bar is, sauntered back into the dancing-room and was interested to find waiters massaging bruised limbs, other waiters replacing fallen tables, and Leopold's band playing in a sort of hushed undertone like a band that has seen strange things.

'Hullo!' said Hugo. 'Anything up?'

He eyed Sue inquiringly. She looked to him like a girl who has had some sort of a shock. Not, or his eyes deceived him, at all her old bright self.

'What's up?' she asked.

'Take me home, Hugo!'

Hugo stared.

'Home? Already? With the night yet young?'

'Oh, Hugo, take me home, quick.'

'Just as you say,' assented Hugo agreeably. He was now pretty certain that something was up. 'One second to settle the bill, and then homeward ho. And on the way you shall tell me all about it. For I jolly well know,' said Hugo, who prided himself on his keenness of observation, 'that something is - or has been - up.'

The Law of Great Britain is a remorseless machine, which, once set in motion, ignores first causes and takes into account only results. It will not accept shattered dreams as an excuse for shattering glassware: nor will you get far by pleading a broken heart in extenuation of your behaviour in breaking waiters. Haled on the morrow before the awful majesty of Justice at Bosher Street Police Court and charged with disorderly conduct in a public place - to wit, Mario's Restaurant, and resisting an officer - to wit, P.C. Murgatroyd, in the execution of his duties, Ronald Fish made no impassioned speeches. He did not raise clenched fists aloft and call upon Heaven to witness that he was a good man wronged. Experience, dearly bought in the days of his residence at the University, had taught him that when the Law gripped you with its talons the only thing to do was to give a false name, say nothing and hope for the best.

Shortly before noon, accordingly, on the day following the painful scene just described, Edwin Jones, of 7 Nasturtium Villas, Cricklewood, poorer by the sum of five pounds, was being conveyed in a swift taxi-cab to his friend Hugo Carmody's hotel, there to piece together his broken life and try to make a new start.

On the part of the man Jones himself during the ride there was a disposition towards silence. He gazed before him bleakly and gnawed his lower lip. Hugo Carmody, on the other hand, was inclined to be rather jubilant. It seemed to Hugo that after a rocky start things had panned out pretty well.

'A nice, smooth job,' he said approvingly. 'I was scanning the beak's face closely during the summing up and I couldn't help fearing for a moment that it was going to be a case of fourteen days without the option. As it is, here you are, a free man, and no chance of your name being in the papers. A moral victory, I call it.'

Ronnie released his lower lip in order to bare his teeth in a bitter sneer.

'I wouldn't care if my name were in every paper in London.'

'Oh, come, old loofah! The honoured name of Fish?'

'What do I care about anything now?'

Hugo was concerned. This morbid strain, he felt, was unworthy of a Nasturtium Villas Jones.

'Aren't you rather tending to make a bit too much heavy weather over this?'

'Heavy weather!'

'I think you are. After all, when you come right down to it, what has happened? You find poor little Sue ...'

'Don't call her "poor little Sue"!'

'You find the party of the second part,' amended Hugo, 'at a dance place. Well, why not? What, if you follow me, of it? Where's the harm in her going out to dance?'

'With a man she swore she didn't know!'

'Well, at the time when you asked her, probably she didn't know him. Things move quickly in a great city. I wish I had a quid for every girl I've been out dancing with, whom I hadn't known from Eve a couple of days before.'

'She promised me she wouldn't go out with a soul.'

'Ah, but with a merry twinkle in her eye, no doubt?'

Участники

  • Людмила Коротаева
  • Стас Никонов
  • Полина Левицкая
  • Алла Ахмерова
  • Люба Кузнеделева
  • Елена Новикова
  • Наталья Банке
  • Березина Вика
  • Эдуард Ткач
  • Мария Антоненко
  • Ирина Чаплыгина

Переводы

Победитель

Стас Никонов

Призеры

Полина Левицкая, Людмила Коротаева, Елена Новикова, Наталья Банке

Рецензия

Рада приветствовать всех после летних каникул. Очень приятно, что у нас столько новых участников (а где старые? надо надеяться, к осени подтянутся), и замечательно, что в форуме развернулось такое живое обсуждение. Я постараюсь по возможности не повторять замечания, уже сделанные в форуме, но если я что-то пропустила и повторю, прошу меня простить. Единственное, что хочу повторить из сказанного в форуме: да, благое желание сохранить в переводе все, что было в оригинале, заставило практически всех участников нагородить чудовищные фразы, в которых без пол-литра не разберешься. Я не буду их вытаскивать, думаю, все сами это прекрасно сознают. И при этом в каждом переводе есть прелестные находки, которые меня очень порадовали. (Вообще, отрывок был очень сложный, тем не менее справились все. Ни один из присланных текстов я не отбросила сразу, ни один не могу назвать беспомощным или безграмотным.) Про смысловые ошибки тоже почти не буду говорить, их легко найти, сравнивая свои переводы с чужими, постараюсь упирать на стиль. Некоторые замечания у меня к нескольким переводам сразу, я буду говорить о них там, где тот или иной неудачный оборот встретился мне впервые. Итак, по порядку:

Людмила Коротаева.

представляли : две: противоположные точки зрения - чего-то мне это не очень. Наверное, сказать так можно, а вот стоит ли писать:

этот Пилбем - этот холуй - не только у Людмилы, но и еще в нескольких переводов слово "этот" перекочевало прямиком из английского текста, а ведь первое "этот", перед "Пилбем", решительно не нужно. Вообще, всякий раз, прежде чем написать слово этот, стоит задуматься, необходимо ли оно здесь. "недотепа" (и "разиня" в каком-то из следующих переводов), как совершенно верно отметил Стас, совершенно не годятся.

рекорды скорости в совершении тайной подлости - всем было бы хорошо, если бы слова "скорости" и "подлости" не рифмовались. Вечное страдание переводчика, как, выстроив идеальную по смыслу фразу, вынужден ее браковать из-за звучания.

повеса - не совсем то. Вообще-то мне понравились все варианты: и донжуан, и ловелас, и Казанова, т.е. в любом случае подлый соблазнитель. Нам мой взгляд, вполне допустимо было оставить и Лотарио, как у трех участников. В книге, в конце, можно дать комментарий в конце, хотя мне в русских переводах попадалось "Лотарио", и, хотя я только сейчас не поленилась посмотреть, кто это было такой, как-то было понятно, что имеется в виду ловелас. Короче, дело вкуса.

куда ему дорога - не удачно. Мне больше всего понравилось у Стаса - "где раки зимуют".

подобно какому-то богу - ну не надо тащить из английского все some! Подобно богу, как, кстати, у остальных участников.

По поводу старшего официанта - совершенно согласно со Стасом, что метрдотель лучше.

его действия были прерваны: действия пришли прямиком из оригинала. Или "ему помешали" или уже "боевые действия".

Фразу с берсерками и амоком действительно трудно перевести. Дело в том, что в русском языке, насколько я понимаю, "берсерк" - не состояние духа, а человек - "как берсерк безумный, сражался в тонкой рубашке льняной". Как тут быть? Скажем, "в таком состоянии духа берсерки крошили противников в капусту", или что-нибудь в этом роде? но как сюда присобачить малайцев? Вот у Эдуарда Ткача, например, с берсерком хорошо, но вот зато амок из состояния превратился в человека. "а современные малайцы именуют словом "озвереть" у Людмилы мне понравилось, но это смешно, только если знаешь про амок. По правильному пути, по-моему, пошли Люба Кузнеделева, разъяснившая прямо во фразе, что такое амок, и Елена Новикова; у нее словарное определение создает дополнительный комический эффект.

от такого угощения - замечательно!

Во время учебы в школе (у кого-то дальше "будучи в школе") - ну зачем это, если можно просто "в школе".

что-то говорил по-итальянски - да, по-английски так, а вот по-русски это не смешно. Гораздо лучше у других участников - лопотал, тараторил, а вот вариант Натальи Банке (при том, что он имеет право на существование), показался мне чрезмерным.

швейцар парадного входа - не знаю, по-моему так сказать нельзя. Не вижу криминала в сочетании швейцар (естественно, швейцар, а не привратник) С парадного входа - мне кажется, только так и говорят. тяжелая артиллерия - хорошо!

Этот, которого звали МакТиг (вообще-то ирландские и шотландские фамилии с мак принято у нас писать в одно слово, Макдональд, например, или Макинтош) - калька. Кстати, в России уже существовала калька с подобного выражения (по-английски, насколько я понимаю, оно тоже выглядит довольно смешно) : Сей, именем Такой-то. Но и вариант с экземпляром вполне хорош. конечности очень часто встречаются в английском, но на русском их лучше избегать. Вот вывернулся же Стас.

испытавшая какой-то шок - плохо.

Ночь еще только началась - по-английски ночь часто просто вечер. уставился в одну точку перед собой - достаточно или в одну точку, или перед собой.

А вообще, Людмила, очень неплохо!

Стас Никонов

Первая фраза не удалась практически всем. У Стаса мне понравились философские школы, но пропало now, а ведь Рони и администрация не всегда представляли собой противоположные школы.

раки зимуют - блеск!

гомеровский бог с облаков - хорошо и коротко.

С берсерком и амоком Стас распорядился отлично, вот только меня учили, что по-русски лучше не начинать предложение с а (или но). Мне всю жизнь казалось, что это пустая придирка, но вот летом я стала читать племяннице вслух книжку, кстати, отлично переведенную, где многие фразы начинались с "но", "и", "а", и поняла, как трудно это интонационно.

в рукав пиджака Ронни - нагромождение родительных падежей. Можно ведь просто - Ронни в рукав, и фиг с ним, с пиджаком.

крепкие орешки - ну, это и без меня подметили.

раздвигая по сторонам толпу - без "по сторонам" можно обойтись.

свой первый звук и своими железными ручищами в одной фразе; уж во второй раз без "своими" прекрасно можно было обойтись.

массируют синяки - очень хорошо!

Всю ее живость и веселье как ветром сдуло - отлично!

Хьюго чрезвычайно гордился своей наблюдательностью - очень правильно вынуто из прямой речи и вынесено в отдельный абзац.

дать вымышленное имя - ну конечно, назвать.

глаза не отводил, пока он подводил итоги - надо за такими вещами следить.

валенок - ну, это тоже отметили до меня.

вторую сторону - ерунда какая-то.

Полина Левицкая

Первая фраза - отлично!

успеть обежать - два инфинитива подряд, это криминал.

под дых - хорошо!

углов пространства - интересно, где у пространства углы?

Насколько хватало глаз: эта ошибка попалась мне у кого-то еще. Так действительно говорят, я сама по молодости как-то так написала, но редактор сразу поправил. Вообще-то выражение: насколько хватал глаз.

опять конечности

продолжение вечеринки - опять что-то не то.

Алла Ахмерова

Первая фраза получилась ровная и грамотная, но пропал весь комизм. насчет семьи - я не уверена, что под домом тут разумелась именно семья на встречу благоразумно согласившемуся - ну, тут Алла просто запуталась. слет официантов - все-таки слово слет какое-то пионерское, но, может быть так и можно.

амбиций - ну, на это и без меня указывали

эпицентра водоворота. Со словом эпицентр лучше поосторожнее. Его действительно употребляют на радио и телевидении как синоним центра, но на самом деле, эпицентр это проекция центра надземного взрыва или подземного землетрясения на земную поверхность.

растирают ушибы - хорошо

оправдание за - не очень

Отличная работа - калька

Люба Кузнеделева

с противоположной стороны которого : ретировался - это Вы, Люба, что-то зарапортовались

ЕМУ недвусмысленным образом, куда ЕМУ не следовало - все понятно

вся эта разбитая посуда - без "вся эта" было бы лучше.

освежения посетителей Марио - не годится

Слово официант писать с большой буквы не стоило, вот как хорошо с маленькой в предыдущих переводах (кстати, мне больше всего понравились варианты с русским алфавитом).

откатился назад с рукой, прижатой к своему правому глазу - ну, Люба, от Вас я этого не ждала

усы, вощеные на концах. Чего только не делали с несчастными усами. Ни у одного участника не увидела я верного слова - нафабренными.

другой альтернативы - масло масляное. Просто альтернативы.

начиная с Евы - ох!

Елена Новикова

Начало - очень хорошо, но вот уже в конце абзаца "где он сбился с пути истинного" - не удачно.

Будучи ребенком - просто ребенком или в детстве

будучи человеком семейным - просто человек семейный

на котором находился омлет с шампиньонами - плохое слово находился, тут можно просто лежал

оркестр Леопольда: выглядел как оркестр - ну, не стоит так

Сью: выглядела как девушка : (это далеко не только у Елены) - очень английская конструкция

а вот и третье "будучи". Одного на такой отрывок больше чем достаточно

в сопротивлении властям - хорошо, для комического эффекта вполне достаточно. Очень у многих - в оказании сопротивления, а это уже чересчур. И вообще, дальше - очень хорошо, например, упаднический дух, недостойный Джонса с Виллы Настурций и другое.

Наталья Банке

Интересный перевод, но чувствуется явный пережим. Скажем, слово "сей", один раз вполне уместное, я насчитала четыре раза. Дальше довольно много замечаний, уже приведенных выше: эпицентр, сколько хватало глаз, плюс сделанные в форуме: отроду и т.д. Звук из чрева - этот вообще что-то непонятное, бурчание в желудке, если не хуже. Воздевать руки к небу в знак оскорбленной невинности - коряво. А вот дальше - просто блеск, даже перечислять не буду, все желающие могут сами прочесть.

Березина Вика

исподтишка сжигающий мосты - некрасиво

склонился над сварой - неточно.

на слово кучмалой я долго смотрела, пытаясь понять, что оно значит, прежде чем догадалась, что над кучей малой. (Или кучей-малой? орфографический словарь ничего по этому поводу не сообщает, спелчекер слова куча-мала не знает. Если кто знает, напишите в форум!)

не стал произносить никаких пылких речей - не стал произносить пылких речей

сгущаешь краски вокруг всего этого - просто сгущаешь краски

второй исполнитель - не то

Эдуард Ткач

Что-то Вы, Эдуард, на этот раз перемудрили. За Вами вообще есть такой грешок, хотя, судя по Вашей очень неплохой пробы для "Титула", Вы вполне можете без этого обойтись. Ну судите сами: во главу угла ставил этого : Пилбема - выражение совершенно неприменимо к случаю.

Лотарио неутолимого стремленья - ерунда какая-то

камнем преткновения стала разбитая посуда - так и представляешь, как они об нее спотыкаются

бывает ли у столпотворения центр?

схватил : хваткой

Хьюго и Рони, конечно, на "ты"

болезненная напряженность не стоила Джоунса

и т.д.

Мария Антоненко

В целом перевод довольно гладкий, если не считать замечаний, которые я уже делала выше

в низ живота - это в пах, что ли? просто в живот

в парадной ливрее - мне слово ливрея куда симпатичнее, чем униформа, хотя кому-то оно покажется устаревшим.

"вторая половина" - ну она же ему еще не жена!

Ирина Чапыгина

Замечания в основном стандартные.

У этого парня, носившего : - с "парнями" у Вудхауза вообще лучше быть осторожнее, а тут и вовсе имеется в виду человек немолодой, представительный:

кэб - это, в данном случае, такси

Нижняя губа Рони скользнула, обнажив зубы в горькой усмешке - Вы можете вообразить себе это зрелище?

старая мочалка - фи

Ну вот, теперь самое трудное, надо подводить итоги. Очевидное первое место - Стас Никонов, несмотря на досадные огрехи, второе и третье поделили Полина Левицкая, Людмила Коротаева, Елена Новикова, Наталья Банке - переводы очень разные, с разными достоинствами и недостатками, даже не знаю, как расчитать их на первый-второй (простите, второй-третий). А вообще, в этот раз очень хочется похвалить всех - и за то, что справились, и за то, что не пожалели сил, пока другие отдыхали!

КДМ

Copyright Михаил Кузьменко (gmk), Российское общество Вудхауза © 1996-2019. Сайт основан 4 апреля 1996 года.